Новости

 

 

Тестостерон: общий или свободный? Как не ошибиться в постановке диагноза

  В повседневной медицинской практике исследование крови на тестостерон выполняют при подозрении на состояния гипогонадизма у мужчин, гирсутизме и вирилизме у женщин, преждевременном половом развитии (или его задержке) у детей, при подозрении на опухоль яичек у мужчин или яичников у женщин [1].

    Типичные симптомы и проявления синдрома дефицита тестостерона (СДТ) у мужчин известны уже почти 70 лет, к ним относятся эректильная дисфункция, сниженное либидо, слабость, депрессия, беспокойство, раздражительность, нарушение концентрации внимания, суставные боли, ночная потливость, истончение и сухость кожи, преждевременное старение. Однако до сих пор неизвестно, почему между степенью проявлений СДТ и уровнем тестостерона и других андрогенов в крови нет хорошей корреляции [2].

    В случаях, когда клинические проявления СДТ и уровень общего тестостерона (TT) в крови между собой не согласуются, для подтверждения диагноза гипогонадизма целесообразно проведение исследования на свободный тестостерон, не связанный с белками переносчиками, в первую очередь с глобулином, связывающим половые гормоны (ГСПГ) [3]. Прямые методы определения свободного тестостерона в крови сопряжены с техническими трудностями и не годятся для рутинного использования, вместо них предложены вычислительные методики оценки уровня свободного тестостерона (cFT) [1, 4-7]. Показано, что низкие значения cFT, даже при нормальных величинах ТТ, согласуются с симптомами СДТ и характерны для пожилых мужчин, тогда как нормальные значения cFT при низком ТТ не связаны с этими симптомами, и скорее характерны для молодых людей с ожирением [8].

    В клинической практике широко распространены безэкстракционные методы определения ТТ на автоматических иммунохимических анализаторах (Roche, Siemens, Abbott). В ряде случаев достоверность получаемых при этом результатов ставится под сомнение [9]. Однако, предлагаемый в качестве альтернативы метод хромато-масс-спектрометрии еще недостаточно распространён в клинических лабораториях, и многие врачи не имеют чёткого представления об отличиях этого метода от иммунохимического анализа [10].

    Сравнительное исследование крови на тестостерон (Таблица 1, Рис. 1) методами иммуно-хемилюминесценции (ИХЛ) и жидкостной хромато-масс-спектрометрии (ЖХ-МС) в полном согласии с ранее опубликованными данными показало, что максимальные отличия для низких значений тестостерона, характерных для женщин, достигают 100%, с тенденцией в сторону завышения результатом методом ИХЛ; для высоких значений тестостерона, характерных для здоровых мужчин, относительная ошибка меньше – около 55%, при этом метод ИХЛ склонен занижать результаты. Интересно, что в образцах контроля качества, которые получают пулированием сыворотки, метод ИХЛ систематически завышает результаты тестостерона [11].

    Возможно, несогласованность лабораторных результатов ТТ, полученных иммунохимическими методами, и клинических проявлений при СДТ обусловлена именно аналитической ошибкой при определении ТТ.

    Ошибка определения расчётной величины свободного тестостерона определяется суммой ошибок измерения концентрации белков переносчиков и их лигандов, а также ошибкой определения соответствующих констант связывания [5]. Наглядно оценить зависимость величины cFT от значений ГСПГ и ТТ позволяет номограмма по методу Вермюлена (Рис. 2). Очевидно, что расчетная величина cFT прямо пропорциональна концентрации ТТ, и, следовательно, для целей диагностики как по общему, так и по свободному тестостерону целесообразно использовать результаты референсного метода исследования, то есть ЖХ-МС. Альтернативой сывороточному тестостерону для оценки андрогенного статуса в клинических исследованиях может стать исследование концентрации тестостерона в слюне, которое выступает дополнительным критерием диагностики [12, 13].

    Суммируя вышеизложенное, мы считаем, что в ближайшее время как метод выбора будет принят следующий диагностический алгоритм для оценки андрогенного статуса мужчин с подозрением на СДТ:

  1. Определение общего тестостерона методом ЖХ-МС;
  2. Определение глобулина, связывающим половые гормоны традиционными иммуноферментными методами;
  3. Определение свободного тестостерона расчетными методами с использованием данных по содержанию общего тестостерона, полученных методом ЖХ-МС;
  4. Определение [свободного] тестостерона в слюне методом ЖХ-МС.

Таблица 1 Оценки согласованности измерений общего тестостерона методами ИХЛ и ЖХ-МС в сыворотке крови мужчин (М), женщин (Ж) и в образцах контроля качества (КК). Примечание: средняя разность характеризует систематическое расхождение, стандартное отклонение — степень разброса результатов.

табл.1

рис...

Рис. 1 Диаграмма Бленда-Альтмана: сравнение двух методов (масс-спектрометрия и иммунохемилюминисценция) измерения тестостерона в сыворотке крови мужчин (М), женщин (Ж) и в образцах контроля качества (КК).

ри

 

Рис. 2 Номограмма для определения свободного тестостерона в крови по Вермюлену при различных значениях входных переменных – глобулина, связывающего половые стероиды (ГСПГ) и общего тестостерона [14].

 

Литература

1. Emadi-Konjin, P., J. Bain, and I.L. Bromberg, Evaluation of an algorithm for calculation of serum "bioavailable" testosterone (BAT). Clin Biochem, 2003. 36(8): p. 591-6.

2. Carruthers, M., Testosterone deficiency syndrome: cellular and molecular mechanism of action. Curr Aging Sci, 2013. 6(1): p. 115-24.

3. Winters, S.J., D.E. Kelley, and B. Goodpaster, The analog free testosterone assay: are the results in men clinically useful? Clin Chem, 1998.44(10): p. 2178-82.

4. Dunn, J.F., B.C. Nisula, and D. Rodbard, Transport of steroid hormones: binding of 21 endogenous steroids to both testosterone-binding globulin and corticosteroid-binding globulin in human plasma. J Clin Endocrinol Metab, 1981. 53(1): p. 58-68.

5. Sodergard, R., et al., Calculation of free and bound fractions of testosterone and estradiol-17 beta to human plasma proteins at body temperature. J Steroid Biochem, 1982. 16(6): p. 801-10.

6. Vermeulen, A., L. Verdonck, and J.M. Kaufman, A critical evaluation of simple methods for the estimation of free testosterone in serum. J Clin Endocrinol Metab, 1999. 84(10): p. 3666-72.

7. Mazer, N.A., A novel spreadsheet method for calculating the free serum concentrations of testosterone, dihydrotestosterone, estradiol, estrone and cortisol: with illustrative examples from male and female populations. Steroids, 2009. 74(6): p. 512-519.

8. Antonio, L., et al., Low Free Testosterone Is Associated with Hypogonadal Signs and Symptoms in Men with Normal Total Testosterone. J Clin Endocrinol Metab, 2016. 101(7): p. 2647-57.

9. Herold, D.A. and R.L. Fitzgerald, Immunoassays for testosterone in women: better than a guess? Clin Chem, 2003. 49(8): p. 1250-1.

10. Taylor, A.E., B. Keevil, and I.T. Huhtaniemi, Mass spectrometry and immunoassay: how to measure steroid hormones today and tomorrow. Eur J Endocrinol, 2015. 173(2): p. D1-12.

11. Нижник, А.Н., Белов Д.А., Сименел Е.С. Опыт диагностики нарушений стероидогенеза методом тандемной хромато-масс-спектрометрии среди пациентов Клиники АрхиМед [неопубликованные данные]

12. Goncharov, N., et al., Diagnostic significance of free salivary testosterone measurement using a direct luminescence immunoassay in healthy men and in patients with disorders of androgenic status. Aging Male, 2006. 9(2): p. 111-22.

13. Keevil, B.G., et al., Salivary testosterone measurement by liquid chromatography tandem mass spectrometry in adult males and females. Ann Clin Biochem, 2014. 51(Pt 3): p. 368-78.

14. Белов, Д.А., Калькулятор мужского тестостерона для ОС Windows (разработано в Клинике АрхиМед). 2016.

Мультистероидный анализ крови: определение жизненно необходимых гормонов человека на качественно новом уровне

  Термином «мультистероидный анализ» называют определение профиля стероидных гормонов методом хромато-масс-спектрометрии. Совокупность результатов этого анализа обозначают термином «стероидный профиль». В сущности, это два равнозначных термина, обозначающих одно и то же.

  Мультистероидный анализ - это отечественная разработка, методика анализа валидирована и аттестована как "Методика (метод) измерений массовой концентрации стероидных гормонов в пробах крови методом жидкостной хроматографии - тандемной масс-спектрометрии. МУ 08–47/376", зарегистрирована в реестре РОССТАНДАРТА под номером ФР.1.31.2015.21875.

  В настоящее время мультистероидный анализ не входит в список тестов, утвержденных Министерством здравоохранения РФ, и осуществляется в рамках проведения научного исследования. Пациенты сами вынуждены оплачивать стоимость проведения данного анализа. Ведётся работа над тем, чтобы в будущем эти расходы покрывались за счет страховой медицины.

  Количественное определение основных стероидных гормонов и их метаболитов в сыворотке крови или в слюнной жидкости референсным методом - тандемной хромато-масс-спектрометрией (в научной литературе этот метод также обозначается как LC-MS/MS) – трудоёмкая и дорогостоящая процедура. Ключевой особенностью метода является возможность определения всех заявленных аналитов в ходе одного анализа (рис. 1), поэтому в пересчете на один аналит стоимость определения получается едва ли не меньше, чем альтернативными иммунохимическими методами.

рис.1

Рис 1. Аналиты, определяемые в ходе одного анализа, согласно методике

Почему в названии методики присутствует обозначение биоматериала "кровь"?

Для того, чтобы сразу обозначить отличие его от широко известного анализа "стероидный профиль мочи". Следует отметить, что информативность анализа мочи совсем другая и требует иной трактовки, поскольку в моче содержатся в основном неактивные формы стероидов: сульфаты, глюкурониды и гидроксилированные производные, уже ненужные организму, и выведенные из него. В крови же определяют концентрации активных форм стероидных гормонов, которые циркулируют в системе общего кровоснабжения, поступают в клетки и оказывают сигнальное воздействие на геном.

При каких медицинских состояниях показано определение стероидного профиля крови, каким врачам стероидный профиль крови поможет с постановкой диагноза?

1. Всевозможные формы врожденной дисфункции коры надпочечников (ВДКН). ВДКН является врожденным заболеванием, проявляющемся в нарушении биосинтеза стероидов. Вызывается нарушением функционирования одного из 5 ферментов коры надпочечников. Это может быть дефицит 21a-гидроксилазы (CYP21) или 11b-гидроксилазы (CYP11B1). Традиционный скрининг новорожденных на ВДКН методами иммуноанализа зачастую дает ложноположительные результаты при определении 17-гидроксипрогестерона. Поэтому во всех спорных случаях необходима подтверждающая диагностика методом LC-MS/MS [1]. Диагностика неклассической формы ВДКН (НФ ВДКН) иммунохимическими методами представляет значительную трудность, поэтому НФ ВДКН зачастую не диагностируется при неонатальном скрининге, но даёт о себе знать в последствии: у подростков появляется преждевременное оволосение, угревая сыпь; у девочек – гирсутизм, менструальная дисфункция, репродуктивные нарушения. Для стероидного профиля при НФ ВДКН характерно повышение 21-дезоксикортизола и 17-ОН-прогестерона, поэтому мультистероидный анализ в комплексе с генетическим тестированием чрезвычайно полезны для диагностики этого заболевания.

2. Надпочечниковая недостаточность. Для этого проводится стимуляционный тест с АКТГ и измеряются уровни кортизола, альдостерона, и 11-дезоксикортизола: базальные, через 30 и 60 минут после стимуляции. При первичной надпочечниковой недостаточности альдостерон не реагирует на стимуляцию, в то время как при вторичной недостаточности регистрируется повышение его уровня. В контрольной группе уровень 11-дезоксикортизола повышается в 15-20 раз в ответ на стимуляцию АКТГ, а кортизола – примерно в 3 раза [2].

3. Гипогонадизм у мужчин. Для правильной диагностики гипогонадизма у мужчин требуется определение точного уровня общего тестостерона (ТТ) с использованием масс-спектрометрии. В исследовании на 10000 добровольцах было установлено, что диагноз гипогонадизма можно поставить, если концентрация ТТ ниже 12.1 нмоль/л по данным масс-спектрометрии [3].

4. Контроль заместительной терапии у мужчин и женщин (HRT). Для данной категории пациентов масс-спектрометрия является «золотым стандартом», так как позволяет подобрать правильную терапевтическую дозу гормона (или стимулятора), детально проследить за реакцией всех метаболитов на заместительную терапию и избежать интерференции, присущей иммунохимическим методам [4-6].

5. Очень важно отслеживать уровни стероидных гормонов в ходе беременности и в течение одного года после родов. Мультистероидный анализ даёт гораздо более точную информацию об андрогенном статусе по сравнению с традиционным ДГЭА-сульфатом.

6. Гинекология. «Вирилизирующие» (андрогенпродуцирующие) опухоли надпочечников обладают андрогенпродуцирующей активностью и обусловливают развитие вирильного синдрома у женщин. Установлено, что практически любая гормонально активная опухоль яичников может быть источником избыточной продукции андрогенов и/или эстрогенов и должна быть диагностирована с использованием метода тандемной масс-спектрометрии [7].

7. Диабет. Данное заболевание затрагивает на нервную систему и оказывает влияние на концентрацию нейростероидов. LC-MS/MS дает возможность определять концентрации нейроактивных стероидов с целью разработки новых подходов в лечении диабетической нефропатии [8].

8. Спортивная медицина. Стероидный профиль у спортсменов в крови и в слюне может дать важную информацию о состоянии их здоровья, спортивной форме, контролировать ход тренировок за счет оптимального распределения нагрузок.

  Мультистероидный анализ с трудом пробивает для себя место в жизни с учетом широкого распространения методов иммуноанализа и сопротивления со стороны приверженцев традиционных технологий. Но за этим методом будущее, это уже признано лучшими представителями медицинской науки [9].

Литература.

  1. Rauh M. Steroid measurement with LC-MS/MS in pediatric endocrinology. Molecular and cellular endocrinology, 2009, 301, 272-281.
  2. Stolze BR, Gounden V, Gu J, Elliott EA, Masika LS, Abel BS, Merke DP, Skarulis MC, Soldin SJ. An improved micro-method for the measurement of steroid profiles by APPI-LC-MS/MS and its use in assessing diurnal effects on steroid concentrations and optimizing the diagnosis and treatment of adrenal insufficiency and CAH. J Steroid Biochem Mol Biol. 2015 Dec 22. pii: S0960-0760(15)30165-5. doi: 10.1016/j.jsbmb.2015.12.024
  3. Bhasin S, Pencina M, Jasuja GK, et al. Reference ranges for testosterone in men generated using liquid chromatography tandem mass spectrometry in a community-based sample of healthy nonobese young men in the Framingham Heart Study and applied to three geographically distinct cohorts. J Clin Endocrinol Metab 2011;96:2430–9.
  4. Lunenfeld B., Mskhalaya G, Zitzmann M, Arver S, Kalinchenko S, Tishova Y, Morgentaler A. Recommendations on the diagnosis, treatment and monitoring of hypogonadism in men. Aging Male, 2015, 18, 1, 5–15.
  5. Simoni M, Fanelli F, Roli L. Methodology for measuring testosterone, dihydrotestosterone and sex hormone binding globulin in a clinical setting, in: Nieschlag E, Behre HM, Nieschlag S (Eds.), Testosterone: Action, Deficiency,Substitution, 4th ed., Cambridge: Cambridge University Press, 2012, 60-86.
  6. Dimopouloua C, Ceausub I, Depyperec H, Lambrinoudakid I, Muecke A, Pérez-Lópezf FR, Reesg M, van der Schouwh YT, Senturki LM, Simonsinij T, Stevensonk JC, Stutel P, Goulism DG. EMAS position statement: Testosterone replacement therapy in the aging male. Maturitas, 2015.
  7. Короткова С.А., Богданова Е.А., Казначеева Т.В., Зубкова Н.А., Глыбина Т.М., Буллих А.В. Редкие заболевания в гинекологии: андрогенпродуцирующие опухоли яичников. Акушерство и гинекология. Медицинский вестник МВД, 2012, 2, 57, 38-42.
  8. Dhindsa S, Reddy A, Karam JS, Bilkis S, Chaurasia A, Mehta A, Raja KP, Batra M, Dandona P. Prevalence of subnormal testosterone concentrations in men with type 2 diabetes and chronic kidney disease. Eur J Endocrinol. 2015 Sep;173(3):359-66. doi: 10.1530/EJE-15-0359.
  9. Taylor AE, Keevil B, Huhtaniemi IT. Mass spectrometry and immunoassay: how to measure steroid hormones today and tomorrow. Eur J Endocrinol. 2015, 173(2):D1-12. doi: 10.1530/EJE-15-0338.
Насколько опасна передозировка витамина D?

Известно, что прием холекальциферола (витамина D3) приводит к снижению риска развития остеопороза и, как следствие, переломов. Так прием 100’000 МЕ холекальциферола каждые 4 месяца в течение 5 лет показал снижение риска остеопороза у мужчин и женщин на 22% [1], схожие результаты получены при употреблении 800 МЕ холекальциферола ежедневно [2]. Для профилактики дефицита витамина D рекомендуют суточные дозы 600-800 МЕ для взрослых, 800-1000 МЕ для пожилых людей [3].

Каких последствий для здоровья человека можно ожидать при приёме значительно больших доз витамина D3?

Анекдотичный случай произошёл в доме престарелых в Голландии [3]. Двое пожилых людей - мужчина 90 лет и женщина 95 лет - единовременно получили дозу холекальциферола 2’000’000 МЕ каждый. Врачи не зарегистрировали у них каких-либо клинических или биохимических проявлений токсичности витамина D3, и их госпитализация не потребовалась. Наблюдение за состоянием пожилых пациентов продолжали 3 месяца.

Холекальциферол в крови пациентов через две недели был ниже порога детекции. Пиковая концентрация его метаболита - 25-ОН-витамина D3 в крови наблюдалась на 8-й день после приема препарата и составила 210,8 и 168,8 нг/мл соответственно (рекомендуемые целевые значения 25(ОН)D при коррекции дефицита витамина D - 30-60 нг/мл [3]). Повышенная концентрация данного метаболита в крови сохранялась в течение 3 месяцев, сокращаясь вдвое приблизительно за 50 дней. Интересно, что уровень кальция в крови пациентов в первые 2 недели незначительно поднимался, до 2.68 и 2.73 ммоль/л соответственно (при норме 2.20–2.65 ммоль/л), а затем находился в нормальном диапазоне концентраций.

Вместе с тем, нельзя исключать отдаленных последствий подобной интоксикации, маркерами которой могут быть иные показатели кроме кальция в крови. Кроме того, необходимо избегать использования лекарственных форм, которые допускают подобную передозировку [4].

  1. Trivedi DP, Doll R, Khaw KT. Effect of four monthly oral vitamin D3 (cholecalciferol) supplementation on fractures and mortality in men and women living in the community: randomised double blind controlled trial. BMJ. 2003 Mar 1;326(7387):469. PubMed PMID: 12609940; PubMed Central PMCID: PMC150177.
  2. Dawson-Hughes B, Heaney RP, Holick MF, Lips P, Meunier PJ, Vieth R. Estimates of optimal vitamin D status. Osteoporos Int. 2005 Jul;16(7):713-6. Epub 2005 Mar 18. PubMed PMID: 15776217.
  3. Дедов И.И., Мельниченко Г.А. Клинические рекомендации. Дефицит витамина D у взрослых: диагностика, лечение и профилактика. М. 2015
  4. van den Ouweland J, Fleuren H, Drabbe M, Vollaard H. Pharmacokinetics and safety issues of an accidental overdose of 2,000,000 IU of vitamin D3 in two nursing home patients: a case report. BMC Pharmacol Toxicol. 2014 Sep 30;15:57. doi: 10.1186/2050-6511-15-57. PubMed PMID: 25269374; PubMed Central PMCID:PMC4185191.
Диагностика гипотиреоза: так ли уж информативен ТТГ?

 До сих пор многие врачи считают тиреотропный гормон (ТТГ) наиболее чувствительным маркером щитовидной железы, что часто приводит их к ошибочному заключению об отсутствии патологии щитовидной железы в случаях когда они получают нормальные результаты исследования на ТТГ, относя наблюдаемые симптомы на счёт других заболеваний.

  Между тем, гипофиз – анатомически и физиологически уникальное образование – в ответ на стресс и воспаление реагирует не так, как другие ткани и органы. Так, например, воспаление вызывает локальное повышение концентрации трийодтиронина (Т3) в гипофизе, который по механизму отрицательной обратной связи вызывает снижение ТТГ, в то время как в клетках и периферических тканях подавляется превращение тироксина (Т4) в Т3 и нарастает содержание реверсивного Т3. Таким образом, при физиологическом или эмоциональном стрессе, во время депрессии или при воспалении гипофизарный и периферический Т3 не коррелируют между собой, а ТТГ оказывается ненадежным маркером статуса щитовидной железы, так же как и Т4, концентрация которого в сыворотке вне зависимости от уровня Т3 в тканях может повышаться, снижаться или оставаться неизменной.

  Накопленные знания о функциональных особенностях щитовидной железы на клеточном уровне позволяют утверждать, что для надёжной оценки её статуса необходимо принимать во внимание уровень реверсивного Т3 и отношение Т3/реверсивный Т3. В отношении пациентов, у которых уровень реверсивного Т3 выше среднего, а отношение Т3/реверсивный Т3 меньше 2, следует подумать о заместительной терапии.

  Для получения всесторонней оценки свойств и особенностей работы щитовидной железы необходимо, в сочетании с клинической оценкой, провести комплексный анализ на ТТГсвободные формы Т3 и Т4, реверсивный Т3, антитела к тиреоглобулину (АТ-ТГ) и тиреодидной пероксидазе (АТ-ТПО), связывающий половые гормоны глобулин (ГСПГ)Ограничившись оценкой одного лишь ТТГ, можно поставить неверный диагноз и назначить ошибочное лечение большому количеству пациентов с гипотиреозом. 

Kent Holtorf, M.D., David Brownstein, M.D., Denis Wilson, M.D., Michael Freidman, N.D., and Mary Shomon. How Accurate is TSH Testing?

Почему необходимо контролировать уровень витамина А (ретинола) в организме?

 Просматривая сборники публикаций по химии растительных и животных соединений, физиологии и питанию за 1870-1907 Э. Макколлум обнаружил работы русского студента Н. Лунина, который в экспериментах на мышах показал, что диета, ограниченная смесью очищенных белков (казеина), углеводами, жирами и неорганическими солями, вызывала скорую гибель подопытных. Этот и подобные эксперименты тринадцати других авторов вдохновили Э. Макколлума на новую серию экспериментов по определению жизненно важных пищевых компонентов. При участии студентки М. Дэвис в серии экспериментов по включению яичного желтка в диету крысы показали способность расти и благополучно развиваться. Этот жирорастворимый нутриент назвали буквой А [McCollum, 1952, 1967].

    В настоящее время витамин А – это общее название для класса соединений с ретиноидной активностью, которые в природе встречаются в трёх основных формах: ретинол, ретиналь и ретиноевая кислота [Weeks, 2003].

    С точки зрения антиоксидантной защиты витамины А, Е и С рассматривают как синергисты. В то же время, витамины А и Е оказывают противоположный эффект на синтез простагландинов Е1 и Е2. По отношению к обмену кальция избыток витамина А вызывает резорбцию костей и декальцификацию, тогда как абсорбцию и задержку кальция вызывает его антагонист - витамин D. Витамин С, снижая содержание меди в организме, тем самым опосредованно вызывая накопление железа в тканях организма, способствует окислению витамина А. Для мобилизации витамина А из печени посредством продукции ретинол связывающего белка (РСБ) необходим цинк, недостаток которого препятствует восполнению дефицита витамина А, а также гормоны коры надпочечников. Полагают, что на превращение бета-каротина в витамин А оказывает влияние тироксин, а гипотиреоз и недостаточность коры надпочечников вызывают дефицит витамина А. При дефиците витамина А увеличивается чувствительность тканей к эстрогенам, замечено, что концентрация РСБ минимальна перед овуляторным пиком у женщин [Watts, 1991].

    Потребность в витамине А возникает уже на этапе зачатия: адекватный уровень витамина необходим для полноценного сперматогенеза, а градиент витамина А в тканях матки определяет место имплантации оплодотворенного яйца. Эмбриогенез и дифференцировка клеток протекают нормально лишь в присутствии достаточного количества витамина А, который необходим для роста и развития костной ткани [Weeks, 2003].

     Х. Козакова и другие показали, что дефицит витамина А вызывает нарушения ферментных систем в эпителиальной ткани кишечника, провоцируя дисбиоз у крыс [Kozakova, 2003]. Ряд исследователей склонны экстраполировать этот механизм на развитие летальной диареи у подростков, а также объясняют им синдром внезапной смерти у младенцев [Weeks, 2003].

    Признаками недостатка витамина А являются расстройства зрения – сухость, сниженная адаптация глаз к темноте, любые нарушения слизистой ткани, включая аллергические риниты, гастриты, язвы. Витамин А необходим для нормального функционирования иммунной системы, защищает от простуд, гриппа и инфекций дыхательных путей, пищеварительного тракта, мочевых путей [Weeks, 2003].

     Имея ввиду незаменимость этого витамина для здорового долголетия, многие производители обогащают ретиноидами пищевые продукты и косметические средства. На этом фоне злоупотребление витаминными препаратами и переедание богатой витамином А животной пищи могут вызывать токсические проявления, называемые гипервитаминозом А. К симптомам гипервитаминоза относят облысение, эритему, десквамацию, миалгию, стоматиты и конъюнктивиты. Избыток бета-каротина вызывает пожелтение кожных покровов.

    Симптомы как дефицита, так и передозировки витамином А являются достаточным основанием для контроля концентрации ретинола в крови в качестве их дифференциальной диагностики. Вместе с тем, изолированное определение концентрации ретинола имеет ограниченное клиническое значение, поскольку для правильной коррекции этих состояний необходимо учитывать синергизм и антагонизм других витаминов и микроэлементов.

  1. Early experiences with vitamin A--a retrospect. McCollum EV. Nutr Rev. 1952 Jun;10(6):161-3.
  2. The paths to the discovery of vitamins A and D. McCollum EV. J Nutr. 1967 Feb;91(2):Suppl 1:11-6.
  3. Vitamin A deficiency leads to severe functional disturbance of the intestinal epithelium enzymes associated with diarrhoea and increased bacterial translocation in gnotobiotic rats. Kozakova H, Hanson LA, Stepankova R, Kahu H, Dahlgren UI, Wiedermann U. Microbes Infect. 2003 Apr;5(5):405-11.
  4. The Nutritional Relationships of Vitamin A. Watts D.L. J Orthomol. Med Vol. 6, No. 1, 1991
  5. Vitamin A and Beta-Carotene. Weeks B.S. J Orthomol. Med Vol. 18, Nos. 3 & 4, 2003
Следует ли обращать внимание на уровень витамина D при онкологии?

Обзор научных публикаций наводит на мысль, что витамин D (его активная форма 25-гидроксивитамин D3) не только регулирует в организме обмен кальция и фосфатов, но и обладает выраженным антимитотическим и подавляющим клеточную дифференцировку действием. Он способен подавлять пролиферацию и ангиогенез в ткани раковой опухоли, снижать риск метастазирования. У 20- 60% онкологических пациентов обнаруживается недостаточный уровень витамина D. Большинство исследователей приходят к выводу о том, что дефицит витамина D сопряжен со степенью злокачественности опухоли и пониженным сроком дожития. Несмотря на отсутствие прямых клинических исследований эффективности приема витамина D на исход заболевания, врачи все же рекомендуют компенсировать его дефицит. Необходимость этого обусловлена, с одной стороны, большой распространённостью дефицита витамина D у онкологических больных, и, с другой стороны, высоким риском его дальнейшего снижения в ходе химиотерапии. Следовательно мониторинг уровня 25- гидроксивитамина D3 в крови онкологических пациентов и соответствующая коррекция его недостаточности должны стать стандартной процедурой.

Vitamin D during cancer treatment. Tomíška MNovotná ŠKlvačová LTůmová JJaníková AKlin Onkol. 2015, 28, 2, 99-104 (review).

Закат эры стероидной иммунохимии

Журнал эндокринологического общества JCEM прекратил принимать к публикации результаты исследования половых гормонов у женщин, детей и мужчин с гипогонадизмом, выполненных методами безэкстракционной иммунохимии. Причина кроется в неприемлемом смещении результатов из-за доказанных технологических ограничений этих методов. Действительно, ещё пионеры стероидной иммунохимии понимали ограничения этих методов, поэтому только с задежкой в целое десятилетие появились методики для субиммунных молекул, подобных стероидам. Хотя сообщения о проблемах с аналитической специфичностью этих методов появились уже четверть века назад, только лишь в последнее десятилетие требования к точности определения половых стероидов вывели на первый план масс-спектрометрические методы. Масс-спектрометрия (МС) известна почти также долго, как и иммунохимия, и всегда расценивалась как референсный метод для стероидов, но для клинической практики она долгое время оставалась недоступной. Во-первых, из-за необходимости использовать высокотехнологическое оборудование и высококвалифицированный персонал, что неизбежно приводило к высокой стоимости исследования. Во-вторых, несмотря на высокую специфичность, чувствительность МС метода была невысока. Однако за последнее время изменилось всё! Появились сравнительно недорогие настольные МС детекторы, чувствительность метода сравнялась с лучшими иммунометодами, тогда как специфичность сохранилась на уровне референсного метода, и появилась возможность определять несколько аналитов в одном анализе! Таким образом разрешилась не только проблема стероидной иммунохимии, но и началась новая эра диагностики нарушений стероидогенеза посредством интерпретации мультистероидного профиля.
   Осознав ограничения прямых стероидных иммунохимических методов, Эндокринологическое общество подготовило две статьи-меморандума, подготовленные опытными специалистами в области иммуноанализа, о трудностях в определении половых стероидов, и в очередной раз выступило в поддержку необходимости стандартизации методов их определения.
  Настало время принять, что для передовых клинических исследований эра стероидной иммунохимии заканчивается. В последние годы журнал эндокринологического общества JCEM отказывал в публикации авторам, которые использовали прямые иммунохимические методы для измерения половых стероидов. Более того, стремясь к лидерству в области клинической эндокринологии, журнал принял новые стандарты публикации для авторов, пишущих о половых стероидах, в числе которых требование с 2015 года указывать детализованное описание метода МС анализа, позволяющее воспроизвести методику, а также данные контроля качества, специфичности и воспроизводимости. Кроме того, эти требования вскоре могут быть распространены на стероиды надпочечников и витамин Д. К схожим выводам приходят и отечественные авторы, призывая отказаться от использования прямых безэкстракционных методов иммуноанализа в отношении свободного тестостерона. 
   Вместе с тем, в отечественной клинической практике каждое второе назначение половых стероидов, в частности тестостерона, методами иммунохимии приходится на женщин. Результаты такого исследования, по мнению ряда авторов, мало чем отличаются от генератора случайных чисел. Лишь повсеместное внедрение в практику отечественного здравоохранения современных методов анализа, подкрепленное соответствующим спросом со стороны информированного врачебного сообщества, позволит вывести диагностику и лечение эндокринных половых расстройств на современный уровень!

Витамин D

Витамин D — группа биологически активных веществ. Холекальциферол (витамин D3) синтезируется под действием ультрафиолетовых лучей в коже и поступает в организм человека с пищей. Эргокальциферол (витамин D2) может поступать только с пищей. Главной функцией витамина D2 и витамина D3 является обеспечение всасывания кальция и фосфора из продуктов питания в тонком кишечнике (преимущественно в двенадцатиперстной кишке). Также ряд клинических исследований заставляет предполагать следующие дополнительные функции витамина D: участие в регуляции размножения клеток, обменных процессов, стимуляция синтеза ряда гормонов.

Витамин D не похож на обычные витамины, на данный момент его правильнее называть стероидным гормоном, он синтезируется, перерабатывается и действует на организм подобно половым гормоном и кортикостероидам. До настоящего времени для определения стероидов использовался только метод иммунохемилюминисценции. Этот метод широко используется в различных лабораториях благодаря своей простоте, скорости проведения анализа, чувствительности. Однако было показано, что надежность иммунологических методов для анализа на стероиды недостаточна вследствие влияния интерферирующих факторов: других эндогенных стероидов, липидов, эффектов матрикса. Эта проблема становится актуальной для отдельных категорий пациентов: женщин, новорожденных, у пожилых, а также при анализе в альтернативных биологических жидкостях, таких, как слюна или моча. Это приводит к тому, что результаты, полученные разными методами, нельзя корректно сравнивать, вследствие этого врачу практически невозможно адекватно оценивать картину и качественно оказывать медицинскую помощь.D

Но наука не стоит на месте и в медицинской лаборатории Архимед внедрили новый метод исследования ЖХ-МС/МС.Преимуществом метода ЖХ-МС/МС является высокая специфичность, которая достигается за счет использования технологии ММР (мониторинг множественных реакций), когда детектируются соответствующий специфический ион-предшественник в первом масс-анализаторе (первый квадруполь) и специфические ионы-фрагменты, образующиеся из иона-предшественника в коллизионной ячейке, в третьем масс- анализаторе (третий квадруполь). Кроме высокой специфичности, этот метод обладает другими преимуществами. В отличие от иммуноанализа, ЖХ-МС/МС позволяет в течение одного анализа измерять концентрации нескольких стероидных гормонов одновременно. Это позволяет оценить статус всех ферментных систем, вовлеченных в цепочку биосинтеза и поэтому является мощным диагностическим инструментом. В отношении витамина D, метод позволяет определять основной метаболит витамина D – 25-гидрокси витамин D3, являющийся лучшим индикатором витаминного статуса.

Новые виды Молекулярно-генетических исследований.

Лаборатория Архимед идет в ногу со временем, мы внедряем лучшие медицинские технологии, которые позволяют как диагностировать заболевание, так и узнать о возможном недуге до его возникновения. На сегодняшний день молекулярно-генетические исследования это единственная возможность выявить генетическую предрасположенность к различным болезням задолго до их возникновения.  Всем известно, что лучший способ лечения заболевания - это его предотвращение. Благодаря результату исследований пациент может изменить свой образ жизни и силу воздействия внешних факторов на организм, тем самым значительно увеличить продолжительность и качество жизни.днк

Молекулярно-генетический анализ - надежен и информативен. Это - дорогостоящий анализ, но выполняется он всего один раз в жизни, так как результат исследования не меняется на протяжении всей жизни человека. 

Полный список исследований размещен в Услуги, во вкладке Молекулярно-генетические исследования.